crest v morozНа протяжении веков в России появлялись собственные Кириллы и Мефодии, равноапостольные просветители иноплеменников-язычников на российских просторах, создатели новых азбук и переводов, училищ, монастырей, духовных миссий, становившихся центрами просвещения на землях малых народов. 

Словоцентричность христианства становилась причиной быстрого распространения грамотности и образованности в прежде языческих народах. Церковная литература требовала переводов на местные языки, создания новых алфавитов. Вновь рождённая письменность у дотоле бесписьменного народа служила залогом сохранения его самобытности, прорастания новой ветви на культурном древе христианской цивилизации. Эта волна просвещения, начавшись у границ Римской империи в IV столетии, постепенно, со временем, доходила до пределов знаемого мира. Но и сам знаемый мир с течением веков расширялся, в орбиту христианской вселенной попадали всё новые земли и народы, их населяющие. Очередь славян в этой последовательности и постепенности наступила в IX веке, когда солунские братья Кирилл и Мефодий создали славянскую письменность и первые славянские переводы церковных книг. 

Славянские страны — Болгария, Сербия, Русь буквально в одночасье становились искушёнными в книжности, в словесном искусстве. Золотой век древнерусской словесности настал спустя всего полстолетия после Крещения Руси. В середине XI и начале XII в. рождаются такие шедевры русской литературы, как «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона и «Повесть временных лет» Нестора Летописца. Тот же Нестор, умудренный книжник и одаренный писатель, создает настоящий гимн искусству книжного слова: «Это — реки, наполняющие вселенную, это источники мудрости; в книгах неизмеримая глубина... Ибо кто часто читает книги, тот беседует с Богом и святыми мужами...» 

Damascen XristensenДоклад иеромонаха Дамаскина (Кристенсена), насельника монастыря преподобного Германа Аляскинского (США)

Нужно ли проповедовать Евангелие Христово в наше время? И какой должна быть православная проповедь сегодня?

Эти вопросы волнуют многих верующих. Для России, подвергающейся на протяжении последних двух десятилетий усиленным атакам инославных миссионеров, эти вопросы особенно актуальны. Остро стоят они и в Америке – стране, население которой хотя и придерживается традиционных христианских ценностей в большей степени, нежели в Западной Европе, но исповедует в основном протестантизм. Не случайно 21 октября 2006 года Калифорнийским братством православных клириков в Благовещенской церкви г. Сакраменто (Калифорния, США, юрисдикция Греческой Архиепископии в Америке) была организована конференция на тему «Проповедь Евангелия в современном мире», на которой с докладом выступил насельник монастыря преподобного Германа Аляскинского (Платина, Калифорния, США; юрисдикция Сербской Православной Церкви) иеромонах Дамаскин (Кристенсен).

ЗАЧЕМ ПРОПОВЕДОВАТЬ ЕВАНГЕЛИЕ

Вопрос о том, какой должна быть проповедь Евангелия Христова в современном мире, сегодня волнует не только тех, кто призван произносить проповеди с амвона, но и каждого верующего. Все мы призваны проповедовать Евангелие, свидетельствуя о нем, конечно же, прежде всего своей жизнью. Но мы должны и говорить о Евангелии, рассказывая о нем тем, кто еще далек от религии.

В Евангелии сосредоточена суть христианской веры. Это добрая весть о том, что Христос спас человечество от вечного рабства греху, что Он победил главное зло мира – смерть – телесно, душевно и духовно через Свои воплощение, смерть и воскресение.

Одним из важных аспектов религиозной нравственности является культура общения. Это умение спокойно выслушать другого, хотя бы его мнение не совпадало с твоим или даже противоречило ему. Присутствие благодати Божией в душе человека делает для него невозможным оскорбить или унизить ближнего. Этика проявляется в уважении друг к другу. Слово «культура» происходит от слова «культ», что значит «уважаю» и «почитаю». В данном случае высота культуры, в том числе духовной культуры, заключается в умении видеть в каждом человеке образ и подобие Божие — личность, которая обладает своим мировоззрением, своими нравственными критериями, своим духовным миром. Когда два собеседника говорят о религии и мировоззрение их не совпадает, разговор должен принять форму совместного поиска истины: сначала выяснить в чем они соглашаются во взглядах и в чем расходятся. Затем должен быть найден общий критерий истины и спокойно рассмотрены недоумения, вопросы, проблемы, пункт за пунктом, не сходя с этой платформы. Такой платформой могут быть все учение Церкви, текст Библии или только Новый Завет.

25NOV 013Миссия имеет вселенское измерение. Мы с вами как бы участвуем в этой Вселенской борьбе света и тьмы, добра и зла, Христа и дьявола, и нужно ясно понимать, что миссионеры всегда как бы на переднем фланге этой невидимой, но реальной борьбы.

А теперь, пользуясь случаем, я бы хотел несколько слов сказать о том, как я сам понимаю миссию. Может быть эти слова кому-нибудь помогут обратить внимание на то, на что мы, в общем, редко обращаем внимание. Я думаю, что от понимания природы миссии во многом зависит успех миссионерского дела. Ну, казалось бы, а чего тут особенно понимать? Миссия - проповедь, обращенная в первую очередь вовне. Да, это так. Но эти определения не исчерпывают, как бы, всей природы миссионерского дела, понимание которой может во многом помочь людям справиться с теми миссионерскими задачами, которые пред ними стоят.

Позвольте мне напомнить вам текст, который лежит в основе всякого миссионерского делания: "Шедше убо научите вся народы...". Вот этот евангельский текст, которым завершается повествование о земной жизни Христа Спасителя, текст, который является основополагающим, оправдывающим, объясняющим Христианскую миссию и побуждающим к Христианской миссии.