свт. Николай

  • До Литургии крещены Кимицука Сен... нареченная Софиею, и Даде, нареченный Стефаном, сын бывшего удельного князя, получавшего три ман коку, на Сикоку, в провинции Иё, городе Иосида, родственного Дому Сендайского князя, молодой человек двадцати шести лет. Обращение его в Христианство произошло следующим образом. Три года тому назад у него умер отец; он очень опечален был этим, и сильно заняла его дума об участи души его, а также и своей собственной; что душа не умирает вместе с телом, сомнение в этом никогда не входило в его голову - но что же с душою бывает после смерти? Где ответ на это? Очевидно, в религии; и вот стал он изучать буддизм; много слушал проповедей и перечитал молитвенников - ни на волос не был удовлетворен; обратился к синтоизму - еще менее было успеха: только что один каннуси сделает ему какое-либо объяснение, как следующий за ним другой сотрет его с души совершенно противоположным толкованием. "Не лучше ли Ясо?" - под этим именем в его понятии были все христианские веры, существующие в Японии.

    И вот он стал слушать всех какие попадались ему на пути, католиков и протестантов. Тут было лучше; некоторое улучшение чувствовалось, но далеко не полное. Несколько раз предлагали ему креститься, но он удерживался.

  • <...> Николай Абе, бывший катехизатор, пришедший из Вакуя, рассказал очень печальное про сына о. Бориса Ямамура, Стефана: в религиозном помешательстве тянет все со двора и раздает бедным домашнюю птицу, домашние принадлежности, - все, что попадает под руку, да еще упрекает отца и мать, что не исполняют христианской заповеди, не раздают имущества бедным. Кроме того, врывается в дома соседей и разрушает языческие божницы. И справляться с ним трудно, так как обладает большою физическою силой. Детей у него уже четверо. Бедному о. Борису немало горя он причиняет.

      Свт. Николай Японский
    Дневники
    26 августа (8 сентября) 1903. Вторник.

  • Начальница школы Елисавета Котама приходила с расписанием экзаменов и другими делами и рассказала, между прочим, следующий курьезный факт: четыре ученицы третьего приготовительного класса - Екатерина Хагивара (дочь Текусы, инспектрисы, внучка отца Иоанна Сакаи), одиннадцати лет; Фива Оно (дочь катехизатора Фомы, внучка отца Павла Сато), одиннадцати лет; Сусанна Огата, двенадцати лет; и Нина Конаса, двенадцати лет - хотели убежать из школы, чтобы поселиться в пустыне, между Аомори и Сендаем, в сделанном ими шалаше, жить там монашками и отмаливать свой грех. Пятая же, Екатерина Имамура (дочь умершего катехизатора Варнавы), одиннадцати лет, участвуя в заговоре, оставалась в школе только затем, чтобы доставлять им в пустыню для пропитания хлеб. Прочие товарки того же класса, хотя в грехе участвовали, но не решились сделаться монахинями, а только дали слово хранить молчание о поступке бежавших. Грех же, приведший к такому отчаянному решению, заключался в следующем:

    одна из их учительниц, Христина Хасуике, строго обращалась с ними, то есть бранила их иногда - которую за плохое знание урока, которую за шалость, так как они все в классе, как на подбор, народ очень живой и резвый.