В храме Живоначальной Троицы на о. Пхукет произошло прекрасное событие - отец Серафим совершил присоединение к Православию бывшего католика Джона. Перед Божественной Литургией в храме Святой Живоначальной Троицы на Пхукете иеромонах Серафим (Райча) совершил Чин приема в Православную Церковь из Римско-католического исповедания гражданина США Эдварда Джона Салмона III (Edward John Salmon III) через помазание Святым Миром.
Г-н Эдвард Джон Салмон III родом из традиционной семьи ирландских католиков, эмигрировавших, в свое время, в Америку. В настоящее время он более 6-ти лет проживает в Тайланде. В течении года Эдвард Джон проходил катехизацию под руководством иеромонаха Серафима (Райча). В Православии ему наречено имя Иоанн, в честь Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова.

600 16565 original

 

(с) http://phuket-trinity.livejournal.com

200 38007 original "вера без дел мертва", - читаем мы в послании апостола Иакова 2:26. И мы знаем, что в делах милосердия явным образом  проявляется сила христианской любви. Вот и в Таиланде в день памяти преподобномученицы Елизаветы Федоровны Романовой, образеце христианской деятельной любви и сострадания, миссионеры начали давно задуманное дело общины - раздача вещей неимущим. Прихожане принесли какое-то количество вещей и обуви, предназначенных к раздаче, а тайка Кристи как всегда помогла с переводом на тайский язык сообщения, что данные вещи предлагаются бесплатно. Вот что получилось:

 

 

 

Скоро исполняется четыре года со дня смерти отца Даниила Сысоева. Его смерть повлияла на жизнь многих православных людей. Мы публикуем рассказ одного из них. Телеоператор, работавший над фильмом об отце Данииле, под влиянием знакомства с его личным примером и духовным наследием, отправился миссионером в далекую азиатскую страну и принял священный сан.

В первый и единственный раз я увидел о. Даниила на дне рождения режиссера Евгения Крылова. Я совершенно не помню, о чем они говорили, но меня удивило, что он был таким веселым, радостным. А больше я о нем и не знал ничего. И уже потом меня Женя спросил: хочешь снимать фильм про священника, которого убили? Женя был очень расстроен, отец Даниил приходился ему другом и кумом. Я согласился, чтобы просто поддержать Женю. И мы поехали в храм, где все произошло.

Помню, в дороге вся съемочная группа молчала. Все понимали, куда мы едем, и была какая-то тоска, ведь убили человека, а значит, мы увидим плачущих людей, растерянные лица… Да и от самого случившегося было не по себе — что в Москве убили священника. А когда мы приехали, то увидели, что все тихо, спокойно, в храме никто не плакал, и у людей — радостные лица. Я сильно удивился. Видно было, что эти люди очень любили отца Даниила, но у них на лицах было спокойствие и какая-то тихая пасхальная радость. Мне стало интересно.

Мы записывали интервью с прихожанами, и в их словах сквозила уверенность, что отец Даниил не покинул их, что он все равно с ними. У них не было ни уныния, ни страха. Я это прочувствовал всей душой, и это тронуло всю нашу съемочную группу. Чувствовалось, что смерть побеждена этим человеком, который не испугался и вышел навстречу убийце, который в противном случае мог бы перестрелять всех людей, находившихся тогда в храме. А значит, все слова, которые он говорил на проповедях, — не пустые.

Многие священники говорят про «умереть за други своя», но когда ты не просто слово слышишь, а видишь это на деле, на примере человека, с которым ты сидел когда-то за одним столом, то тогда чувствуешь — вот это есть истина. И отступает страх, и хочется самому пройти по этому пути. Меня словно озарило, я захотел как можно больше узнать об отце Данииле, прочитать и прослушать оставшееся после него. За эту возможность я очень благодарен Антонию, который на протяжении многих лет записывал проповеди и беседы о. Даниила.