200 IMG 0274-404x600Есть места на земле, где последователи Христа почти в таком же положении, что и самые первые христиане: 400 верных, богослужения в доме у единственного православного священника в стране, полуподпольный режим, вокруг – 98% населения мусульмане. Так живет отец Иоанн Танвеер и его паства. Бывший католический падре, журналист, ныне – православный священник-первопроходец.

Раннее утро после Мессы

Собираясь на вечернее богослужение и встречу с собратьями по вере в Москве, отец Иоанн уже перед самой дверью спохватывается: «Я забыл надеть свой крест. Ведь я могу его надеть?» Возвращается в комнату и выходит уже с наперсным крестом, аккуратно, с любовью заправляет его под рясу: «Понимаете, я так давно не ходил по улице в священнической одежде. У нас в стране я не могу себе этого позволить, как и отпускать бороду (если ты не мусульманин, ты не имеешь на это права)».

Пакистан - страна, где абсолютное большинство исповедует ислам. Часто – радикальный. Тут есть и давно существующая относительно многочисленная католическая община. Когда-то отец Иоанн к ней принадлежал. Выпускник католической семинарии, он был блестящим проповедником и отвечал за воспитание будущих священников в Пакистане. Ему доверяли приветственную речь при визите в страну папы Римского Иоанна Павла II, проповедь перед целым стадионом…

Но в одно раннее утро его жизнь изменилась.

Однажды после Мессы к собору в Лахоре, где служил Танвеер, подъехал кортеж: большая машина в сопровождении полиции. Из машины вышел высокий, статный человек и направился ко входу в собор.

«Он спросил: «Могу ли я здесь помолиться», — рассказывает отец Иоанн. — «Ну, конечно, — ответил я. — Пожалуйста». Высокий человек зашел внутрь, но спустя короткое время вышел и снова подошел ко мне, заметно расстроенный: «Я думал, что это православная церковь… Но ничего, моей целью было помолиться Богу, и я это сделал». Так мы познакомились – это оказался греческий генерал. Он оставил мне свои контакты и приглашал в Грецию».

Уже тогда у отца Иоанна были сомнения в некоторых моментах католического богословия. И тут – как будто что-то щелкнуло внутри:

«Я не могу до конца объяснить этого. Мне было интересно. Православие я изучал в семинарии, но чувствовал, что тех знаний недостаточно – в Пакистане нет православных книг. И тут меня просто потянуло к этой вере, мне захотелось узнать о ней больше».

15 лет «испытательного срока»

…Солнечная Греция, принятие православия, рукоположение, happy end — по законам жанра вроде бы так и должно было случиться. Однако перехода в православие отцу Иоанну пришлось ждать…около 15 лет.

Три года спустя, в 1993 году, не найдя возможным из Пакистана установить контакт с православными, отец Иоанн отправился в ближайшую страну, где ему казалось легче найти православную миссию.

Австралия. Мельбурн. Русская православная церковь. Храм Петра и Павла. Первая православная Литургия, на которую он, правда, опоздал… что не помешало почувствовать: вот он, мой дом, я нашел его!

Отец Иоанн попытался попасть на прием к митрополиту, но не получилось. Домой в Лахор пришлось вернуться ни с чем.

На родине он с большим воодушевлением рассказывал своим студентам и друзьям-католикам о святости православия, но, конечно, никакой положительной реакции это не вызывало. В 1996 году отец Иоанн ушел из католицизма. Он писал в Австралию, православным. Тщетно – ответа не было…

«И тут, — рассказывает он, — я вспомнил: кто-то из православных оставлял мне свои контакты. Я нашел адрес того греческого генерала и написал ему письмо от руки с просьбой передать его церковному начальству».

Письмо-прошение батюшки Танвеера было отправлено в 1998 году и совершило маленькое «кругосветное путешествие»: из Пакистана на Патру, в Грецию, генерал отдал его митрополиту Патры, тот – послал архиепископу Афинскому и всей Эллады, архиепископ – отправил в Константинополь, из Константинополя письмо полетело в Гонконг, митрополиту Гонконга и Юго-Восточной Азии Никите (Лулиасу)…

И вот, наконец, осенью 1998 года священнику приходит ответ с предложением вступить в диалог и… советом учить языки: русский, греческий или французский. И в следующем письме: «Вам необходимо купить компьютер для более оперативной связи». Дело продвигалось, но так медленно и с такими трудностями…

Я осторожно интересуюсь, не возникало ли у отца Иоанна желания вернуться к собратьям католикам? И не считают ли его предателем в его бывшей общине?

«Нет, нет. С католицизмом я порвал окончательно, я не ходил молиться в собор. Подписал официальный документ, что ухожу из Католической церкви и возвращаю ей все имущество, которым от нее пользовался. Поэтому, кстати, они до сих пор меня уважают, не считают предателем и подлецом – из-за этой принципиальности. Машину, одежду, все я им вернул. В общем, можно сказать, что у меня осталось только 2-3 смены одежды».

Это был очень тяжелый период для будущего православного священника из Лагора. Он был один. Совершенно один на всю страну…

Не хорошо быть человеку одному

Как нередко бывает, в тяжелый момент Бог посылает человеку друга. Помощника. Ну, не хорошо быть человеку одному! Для отца Иоанна таким помощником и другом стала его жена, которую он ласково называет Рози.

После сложения с себя сана католического священника он работал журналистом в газете «International Press», а Розу ему порекомендовали как замечательную, очень умную женщину. Еще бы – в ее багаже несколько высших образований, в том числе Оксфордский университет в Великобритании! Роза преподавала в католической школе. В 1997 году они поженились. Так что Православие стало общей целью Танвееров.

Отец Иоанн продолжал каждый день мечтать о нем. И в один из дней 2003 года в его доме раздался телефонный звонок: ему сообщали, что с визитом в Индию прибывает митрополит Никита, он хочет заодно встретиться с Танвеерами.

«Я с нетерпением ждал этого дня… – рассказывает отец Иоанн. – Но ничего не получилось. Митрополит не приехал». В тот день я просто сказал себе: «Значит, такова воля Божья», – и снова стал ждать.

Молчание длилось еще два года. И потом – пришло письмо: «Митрополит прибывает в Пакистан. Вы будете свободны, чтобы встретиться с ним в отеле во вторник?»

Встреча в отеле

Летом в Пакистане столбик термометра может подниматься до 48 градусов по Цельсию. Так было и в тот день. Июнь 2005 года, страшная жара. А отец Иоанн Танвеер был неимоверно, абсолютно счастлив! Он шел к отелю и еще издалека увидел, что на пороге, перед входом, стоит митрополит Никита и ждет его.

«Он обнял меня, — рассказывает отец Иоанн. – И пригласил с ним пообедать. Мы обсуждали разные вещи: мою учебу, преподавание в семинарии… А потом он спросил:

- Вы женились?

- Да.

- А ваша супруга может прийти сюда?

- Да, конечно!

- Приходите в 7 вечера. Я приехал сюда только ради вас».

Так отец Иоанн и матушка Роза были приняты в Православие… 15 лет спустя после того дня, как батюшка впервые подумал об этом.

«Как вам кажется, — интересуюсь я. — Почему Бог попустил вам так долго ждать принятия в православие?»

«Я думаю, Господь нас испытывал таким образом, — говорит пакистанский батюшка. — Сможем ли мы сохранить верность Ему. В трудные моменты Рози говорила мне: «Не переживай. С нами Бог, и когда-нибудь наступит момент, когда Он позволит нам стать православными». Роза не ошиблась.

Ну что ж? Поставить точку? Но happy end опять не получился: Танвееры прошли еще только полпути. Отец Иоанн не мог забыть слова митрополита Никиты: «Вы мне нужны в Пакистане». Нужен не как пассивный мирянин, а как первопроходец. Лидер. Священник. И отец Иоанн это хорошо понимал.

Но до момента, когда его облачат в священнические одежды, оставалось еще три непростых года.

Благословенный интернет и «безмолвный» монастырь

Уже выделенные на обучения в Бостонской православной семинарии деньги не пригодились — отцу Иоанну отказывают в визе! Православных книг в стране нет – как учиться? Он садится за интернет. «Да благословит Господь тех, кто придумал дистанционное обучение!» — радуется будущий пастырь.

Впереди – долгожданная практическая подготовка к принятию сана: три месяца в Греции, в Свято-Никольском монастыре. Правда, монахи говорили по-гречески, а отец Иоанн – по-английски, так что он, скорее, обучался, наблюдая.

Долгожданная хиротония назначена на 16 апреля 2007 года – даже новостное сообщение было уже готово к выпуску.

Но поздно ночью пришло сообщение: «Ваше рукоположение откладывается». «Если честно, — признался отец Иоанн, – я тогда плакал…»

Православным священником он стал год спустя, в 2008-м. Срочный звонок – срочный вылет в Грецию. Хиротония, практически без подготовки и приготовлений, во диакона, затем – во иерея. И – отправка в тот же «безмолвный» монастырь святого Николая, недалеко от Фессалоников.

«Нет, все-таки там был один человек, который со мной кое-как разговаривал, — уточняет отец Иоанн. – Но иногда на мои многочисленные вопросы он отвечал: «Не говори ничего, наблюдай».

Ни греческий, ни французский батюшка так толком и не выучил, зато бегло говорит на английском, урду – национальном пакистанском языке – и местных диалектах.

Литургию дома он служит на английском и урду. Кстати, во всех смыслах – дома…

Дом-храм

…Отец Иоанн ходит по московским меркам очень медленно. Пока мы идем к метро, он делится впечатлениями, расспрашивает. Банальный, почему-то всегда глупо напрашивающийся вопрос: «А вы были в Храме Христа Спасителя?» священник из Лахора встречает без восторгов: «Да, был. Очень красиво, но я чувствовал себя как в музее. Мне кажется, храм должен быть другим…»

Зато при входе в наш «Домик» отец Иоанн расточает комплименты. «Домик» – это бывшее монастырское помещение, превращенное в советское время в спортзал, а после возвращения Церкви переделанное под храм. Даже баскетбольные щиты остались! «Мне эта церковь кажется дворцом», — признается отец Иоанн Танвеер.

Единственный православный храм в Пакистане располагается в гостиной отца Иоанна – точнее, в одной из комнат на первом этаже его дома.

«Этот дом и небольшой участок земли при нем – подарок, который сделал мне мой отец, когда сам принял Православие», — рассказывает священник. Тут живут Танвееры, на втором этаже они принимают гостей – те, кто приезжает сюда издалека, остаются на ночлег.

Комната, где совершаются богослужения, вмещает 40-50 человек. Стоящих. Сидеть такому количеству человек тут уже не получится.

После службы отец Иоанн устраивает трапезу в центральной комнате. Всех стараются накормить, это здесь не роскошь, а насущная потребность. Еще в доме — кухня, маленький кабинет с компьютером для батюшки, спальня.

Здесь же Танвееры организовали школу – большинство учеников из православных семей, но принимают всех, независимо от вероисповедания. Образование – то, что очень занимает отца Иоанна. Недаром, наверное, его фамилия –Танвеер – в переводе с арабского означает «просвещенный».

Победить нищету можно только дав людям образование. В этом он уверен. И тут же объясняет: в Пакистане не такая нищета, как в Индии. По крайней мере, людям обычно есть во что одеться, есть, где жить. Но доехать до храма – проблема: «Мы живем в труднодоступном районе – здесь не развита транспортная сеть. Так что добираться до нас непросто. К тому же это деньги. Кому-то едва хватает на питание, поэтому люди не всегда в состоянии платить еще и за билет. Поэтому и пожертвований в храме мы с людей не берем».

Вот так и живут.

А на что? Отец Иоанн признается, что иногда деньги бывают, иногда нет. Время от времени он пишет статьи, случается, переводит книги, так и подрабатывает. Матушку Розу еще прошлой осенью уволили из католического колледжа, а их троих детей отчислили.

Так что живут они небогато. И мечта о настоящем просторном храме пока остается только мечтой, хотя самой заветной. Но, как обычно бывает, упирающейся в отсутствие денег.

Правда, подход отца Иоанна сражает своим оптимизмом: «Когда у меня есть деньги, я король. Когда денег нет, я все равно чувствую себя по-королевски! Просто мы верим, что Бог нас не оставит».

«Нам нужно ободряющее слово»

Этой осенью в Пакистане — эпидемия лихорадки Денге, переносчики вируса – москиты. В октябре от болезни умерло 6 человек из паствы отца Иоанна. Поэтому священник занят почти всегда – ждут прихожане, которые территориально рассеяны.

Но есть и хорошие новости. «На этой неделе я должен окрестить четверых человек, — говорит батюшка. — И еще 11 должны приступить к Таинству Миропомазания. Сейчас мы готовим Литургию на урду, и я очень надеюсь, что до окончания рождественского поста она будет уже готова».

Отец Иоанн – пока единственный священник в Пакистане. Но в Нью-Йорке живет его брат, иерей Русской Церкви. Священником хочет стать и другой его брат. И сын не желает слышать ни о каком другом занятии!

«Понимаете, — старается объяснить отец Иоанн. – Православное богословие – истинно, отсюда его сила. Оно притягивает к себе. Вы, православные, очень сильные. Бог благословил вашу страну».

А батюшка, наверное, каждый день благословляет придумавших интернет, потому что в нашу страну он смог приехать, познакомившись с православными через «всемирную паутину».

Батюшка мечтает, что он – не последний, и студенты из Лахора смогут учиться в семинариях в России: «Тогда, я уверен, в скором времени православие распространится на всей территории Пакистана». Мечтает о том, чтобы его паства чувствовала поддержку православных братьев и сестер: «Нам нужно ободряющее слово. Знать, что ты не один, что о тебе молятся, о тебе знают – как это важно!»

После московских встреч кто-то даже прямо называл отца Иоанна святым, современным подвижником. А мне запомнился простой, обычный человек, совсем не харизматичный лидер с голосом, от которого дрожат стекла в окнах.

Правда, есть в его жизни что-то первохристианское. Наверное, это абсолютная убежденность в своей вере…

Пакистанский батюшка уехал, мы остались. И где-то за тысячи километров от наших благоустроенных, просторных храмов, наверное, сейчас идет Литургия в комнате жилого дома; несколько десятков человек поют «Верую» на незнакомом нам языке. И надеются, что за них молятся русские собратья, такие сильные и такие благословенные.

(с) http://www.pravmir.ru

{igallery id=3789|cid=20|pid=1|type=category|children=0|addlinks=0|tags=|limit=0}

 

  • Помочь Школе Православного Миссионера

     Дорогие братья и сестры!

    Как вы знаете обучение в ШПМ всегда было бесплатно и, даст Бог, таковым и останется, но это не значит, что Школа не несет расходов.
    Поддержка преподавателей, содержание сайта и механизма дистанционного образования, а также поддержка миссионерских проектов - все это требует средств.
    Мы безмерно благодарны жертвователям из студентов, постоянно поддерживающих Школу, а также Богоявленскому Кафедральному Собору, но сейчас по известным причинам Школа не справляется со своими постоянными расходами, не говоря уже о многих новых проектах по развитию.
    Поэтому мы обращаемся к вам за поддержкой в это непростое время.

    На следующий семестр дефицит бюджета Школы составляет 300 000 рублей.

    Данные приведены по состоянию на 28.09.2020.

    Требуется собрать всего 300000 р.

    Собрано 40000 р. 
    Осталось собрать 260000 р. 

     Пожертвовать можно через БФ "Христианская книга"  (реквизиты по ссылке, не забывайте указывать назначение пожертвований «Пожертвование на Школу Православного Миссионера»)

    Read More
  • Собрано! Поможем в оплате коммунальных счетов храму в Аргентине!

    01help02 По сообщению настоятеля храма святых Царственных Страстотерпцев в Мар Дель Плата, отца Герасима, со времени начала карантина, связанного с пандемией, богослужения в храме не прекращались, но количество прихожан и пожервований максимально сократилось. В результате, храм не может справиться с оплатой выставленных счетов за коммунальные услуги: за свет, газ, водопровод, интернет, городской телефон, которые всегда оплачивались именно на пожертвования прихожан.

    Настоятель храма отец Герасим обращается ко всем, имеющим возможность и желание, оказать любую посильную помощь этому аргентинскому храму в это тяжёлое время.  И ещё раз подчеркивает, что средства собираются именно на оплату коммунальных счетов храма, что в дальнейшем будет подтвердено бланками об оплате.

    Сбор завершен!

    Данные приведены по состоянию на 28.09.2020.

    Требуется собрать всего 10000 р.

    Собрано 23465 р. 
    Осталось собрать 0 р. 

     Пожертвовать можно через БФ "Христианская книга"  (реквизиты по ссылке, не забывайте указывать назначение пожертвований «на Аргентину»)

    Read More
  • Сбор нательных крестиков и икон для православных Азии и Африки

    SouthAfrika baptise 200Сейчас во многих странах мира местные жители активно присоединяются к Православной Церкви. Африка на данный момент насчитывает семь миллионов православных христиан из местного населения. Крещения там постоянно продолжаются, при этом люди крестятся сотнями и даже тысячами. Но, не смотря на успех проповеди Христа, в этих странах часто нет обычных для нас вещей.

    Так, в странах Азии и Африки нельзя найти и приобрести обычный нательный крестик или иконку Господа или Богородицы. А нужда в них есть и большая. Например, во время последней миссионерской поездки на Филиппины были розданы пять тысяч медных нательных крестиков, и это не покрыло нужды местных православных жителей.

    С 2012 года Школа Православного Миссионера при Синодальном Миссионерском отделе (МП) осуществляет сбор и пересылку нательных крестиков и икон для наших православных братьев и сестер в Африке и Азии (Филиппины, Пакистан, Кения, Танзания, Кот'д'Ивуар, Камерун, Уганда, Зимбабве, Мадагаскар и тд.)

    Read More
  • Собрано! Починим пострадавший храм на Филиппинах

    02help03Дорогие братья и сестры!

    Возможно, Вы слышали, что на Филиппинах в конце 2019 года произошла серия разрушительных землетрясений, были погибшие, множество человек было ранено и осталось без крова. Не остались без повреждений и православные храмы, находящиеся рядом с эпицентром. Так пострадал строящийся храм св.Серафима Саровского в д.Макалангот, но в процессе строительства его конструкция была усилена и все повреждения были исправлены. Милостью Божией этот храм был уже освящён.

    Но есть и другие повреждённые храмы. Так храм св. царицы Елены в д. Литтл Багио выстоял, но был сильно повреждён (к слову сказать римо-католические храмы, находящиеся рядом были полностью разрушены). В опорных колоннах и стенах появились скозные трещены, а бетонный крест, венчающий храм, сломался. На данный момент храм требует усиления внешней металлоконструкцией, но у прихожан на это нет средст. Так как в основном они живут сельским хозяйством и достаточно бедно.

    Просим вас поучаствовать в востановлении храма после стихийного бедствия!

    Для покупки материалов на восстановление храма требуется 125 000 р.

    Сбор завершен!

    Данные приведены по состоянию на 28.09.2020.

    Требуется собрать всего 125000 р.

    Собрано 237100 р. 
    Осталось собрать 0 р. 

     Пожертвовать можно через БФ "Христианская книга"  (реквизиты по ссылке, не забывайте указывать назначение пожертвований «Пожертвование на Филиппины»)

    Read More
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4