Корея

  • 26 февраля 2019 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви было принято решение об образовании в составе Патриаршего экзархата Юго-Восточной АзииКорейской епархии. Её правящим архиереем был назначен епископ Кызыльский и Тывинский Феофан. Об истории и современном положении Православия в Корее, а также об устроении приходов новообразованной епархии владыка Феофан рассказал в интервью порталу Православие.ru.

    — Владыка Феофан, чем, по-вашему, были обусловлены решения Священного Синода учредить епархию в Корее?

    — Священный Синод справедливо решил, что Русская Православная Церковь призвана сегодня возобновить свою пастырскую и миссионерскую работу в Юго-Восточной Азии, ту работу, которая была начата здесь несколько веков назад.

    Появление Православия в Корее тесным образом связано с развитием российско-корейских отношений в XIX-XX веках. Во второй половине XIX века корейцы массово переселялись на Дальний Восток царской России. Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви среди корейцев началась в 1856 году, когда святой Иннокентий (Вениаминов), архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский, начал посылать проповедников Православия в Южно-Уссурийский край, куда направился поток корейских переселенцев. Корейцы принимали православную веру целыми посёлками. Многие из них потом возвращались в Корею, составив собой первую паству Российской духовной миссии в Корее, которая была учреждена в 1897 году и начала свои труды на корейском полуострове в феврале 1900 года, и только лишь трагические события в истории России и Кореи помешали продолжению ее нормального функционирования. Я имею в виду революцию в России в 1917 году, приведшую к образованию советского государства, проводившего враждебную политику в отношении Церкви, и разделение Кореи по окончании Второй мировой войны на Северную и Южную с последующей гражданской войной в 1950-1953 годах.

    Власти Южной Кореи в 1949 году выслали из страны начальника миссии архимандрита Поликарпа (Приймака). В силу политических причин деятельность миссии была приостановлена, имущество было конфисковано. Сегодня, когда факторов, препятствующих миссионерской и пастырской работе в Корее, уже нет, можно говорить о продолжении давно начатой работы.

    Обстоятельства нового времени, когда в страны Азии приезжают на постоянное место жительства и во временные командировки значительное число чад Русской Православной Церкви — не только россияне, но и граждане других государств канонической ответственности Русской Православной Церкви, — побуждают священноначалие нашей Церкви проявлять пастырское попечение об этих людях, которые не желают разрывать духовные связи со своей Церковью. Так, только в Республике Корея число зарегистрированных россиян составляет примерно 20 тысяч человек, а в 2018 году Южную Корею посетило 300 тысяч российских туристов. Очевидно, что немалая часть этих людей желает активно участвовать в церковной жизни и посещать богослужения, которые совершаются в соответствии с традициями и церковным календарём, принятым в России.

    Что касается создания Патриаршего экзархата Юго-Восточной Азии, то это тоже не является неким новшеством в истории нашей Церкви, а скорее возрождением существовавших церковных структур. В декабре 1945 года приходы Китая и Кореи были объединены в Восточно-Азиатский митрополичий округ, который указом Патриарха Алексия I в 1946 году был преобразован в Восточно-Азиатский экзархат с центром в Харбине. Экзархат был упразднён решением Священного Синода Русской Православной Церкви в 1954 году по обстоятельствам времени. Сегодня он воссоздан с учетом изменившихся условий.

    Я бы сказал, что возродить структуры Русской Церкви в Корее хорошо было бы и раньше. Однако, когда в 1990 году были установлены дипломатические связи России и Южной Кореи, Русская Церковь в Отечестве переживала непростой период возрождения после десятилетий атеистического плена. Посещающие Республику Корея русскоязычные прихожане находили духовную поддержку в имевшихся приходах Константинопольского Патриархата. Сейчас Церковь в России активно развивает свое миссионерское служение, стараясь сопровождать своих чад во всех обстоятельствах жизни.

    Поток русскоязычного населения в Корею увеличился в десятки, а то и сотни раз, необходимость открывать приходы Московского Патриархата в Корее очевидно назрела. К тому же из-за прекращения евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом, произошедшего не по нашей вине и желанию, наши верующие оказались в ситуации, когда им стало некуда пойти, и поэтому открытие приходов Русской Православной Церкви в Корее и в других странах Юго-Восточной Азии вполне отвечает насущной потребности.

    — Владыка, вскоре после принятых Синодом нашей Церкви решений вышло интервью служащего в Сеуле митрополита Константинопольского Патриархата Амвросия с критикой действий Московского Патриархата в Корее. Как бы вы это могли прокомментировать?

    — Я хотел бы засвидетельствовать своё уважение и любовь к митрополиту Амвросию и ко всем священнослужителям, трудящимся под его омофором в Корее. Для меня лично стало значимым опытом время моего десятилетнего служения в Корее, и я желал бы навсегда сохранить со всеми ними тёплые отношения. Однако сейчас я с болью в сердце читаю несправедливые упрёки в адрес Русской Церкви, которые публикуются в интернет-изданиях за подписью владыки Амвросия. Мне думается, что они не способствуют умиротворению в умах и сердцах читателей.

    Мне также хочется по-братски напомнить владыке Амвросию, что, несмотря на проблемы, имеющиеся сейчас между нашими Церквями, не стоит никому из нас допускать агрессивный тон или оскорбления в отношении иерархов других Поместных Церквей. Это отнюдь не способствует конструктивному диалогу.

    Полагаю, что вместо того, чтобы выяснять, у кого больше прав заниматься миссией в Корее, гораздо лучше было бы мирно и спокойно трудиться, сохраняя взаимную любовь и общение, — это будет более реальным свидетельством о единстве Церкви перед инославным и секулярным миром. Поле для работы большое, и его хватит для всех.

    — Можно ли думать о некоем «преднамеренном плане», о котором говорит в своём интервью митрополит Амвросий?

    — Правильней было бы говорить о работе по устроению церковной жизни для соотечественников за рубежом и о заботе о людях, которые проживают вдали от Отечества.

    Ведь для многих наших соотечественников православные приходы — это не только места, где верующие собираются для богослужений, но это также и места для общения, оказания взаимной помощи, поддержания национальных традиций и празднований. Во многих странах именно храмы становятся тем местом, благодаря которым люди сохраняют свою культурную идентичность.

    Конечно, невозможность евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом в какой-то мере стимулировала образование новых приходов, но и без этого приходы Московского Патриархата рано или поздно вновь появились бы в Республике Корея, так как в этом назрела необходимость.

    Отсутствие канонического общения между Русской и Константинопольской Церквями — болезненная для любого православного человека ситуация. Мы продолжаем надеяться, что она разрешится с течением времени и верующие смогут участвовать в таинствах в любом православном храме вне зависимости от юрисдикции. За каждой Божественной литургией мы молимся о восстановлении церковного единства.

    — Владыка, расскажите, пожалуйста, о том, как на данном этапе вам видится работа в Корее. Сохранилось ли какое-то имущество Российской духовной миссии в Корее? Что уже есть, и что предстоит сделать?

    — Сейчас у нас, к сожалению, нет ни участка земли, ни строений. Старый участок Российской духовной миссии, находившийся в центре Сеула в районе Чондон, средства на приобретение которого в своё время сложились из выделенных Правительством Российской империи денег и пожертвований, собранных в России, сейчас нам не принадлежит. Решением Святейшего Патриарха Тихона от 4 ноября 1921 года миссия в Корее стала подчиняться архиепископу Токийскому Сергию (Тихомирову), поэтому земля и строения были оформлены на имущественное общество Японской Православной Церкви. Впоследствии местная православная община, которая к тому времени присоединилась к Константинопольскому Патриархату, через суд получила права на всё имущество Российской духовной миссии в Корее и после его продажи приобрела новый участок в Сеуле в районе Мапхо, где впоследствии был построен Никольский храм.

    Сейчас для нового Воскресенского прихода снимается в аренду небольшое помещение в районе Йонгсан, где и проходят богослужения. На Пасху в нём уже было тесновато, так как богослужение посетило более 100 человек. Приход в Сеуле сформировался из граждан России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, США. Несмотря на то, что службы проходят на церковнославянском языке, они посещаются и гражданами Кореи. Часть православных корейцев, выразив свое несогласие с действиями Константинопольского Патриархата на Украине, или по каким-то другим причинам посещают наш приход в Сеуле.

    Есть немало русскоязычных прихожан, которые проживают в г. Пусан, — для них тоже несколько раз были организованы богослужения, в том числе на Пасху. Кроме Сеула и Пусана есть и другие города, где компактно проживает русскоязычное население, — везде предстоит наладить полноценную церковную жизнь.

    — А кто совершает службы в новом Воскресенском приходе?

    — С самого начала в процессе организации прихода в Сеуле в Корею краткосрочно командировались священники из приходов Патриаршего экзархата Юго-Восточной Азии. Сейчас нам нужно будет подобрать постоянных священнослужителей. Также в Сеуле совершает служение гражданин Республики Корея протоиерей Павел Канг, являющийся клириком Русской Зарубежной Церкви. Еще один священник из Южной Кореи — иеромонах Павел (Чхве) — сейчас заканчивает обучение в Санкт-Петербургской духовной академии. Надеюсь, что по окончании обучения он вернётся домой и будет помогать нам.

    — Известно, что в КНДР действует Троицкий храм в Пхеньяне. Расскажите о нем.

    — Решение о строительстве первого православного храма в КНДР было принято Ким Чен Иром в 2002 году после посещения хабаровского храма святителя Иннокентия Иркутского. Вскоре в Пхеньяне был построен храм, и в июле 2006 года община храма во имя Живоначальной Троицы была принята в лоно Русской Православной Церкви. Освящение храма в августе 2006 года совершил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне — Святейший Патриарх Московский и всея Руси). Священнослужители храма прошли обучение в духовных школах России и были рукоположены русскими иерархами. Сейчас храм в основном посещается сотрудниками дипломатических миссий, находящихся в Пхеньяне.

    — Владыка, что бы Вы хотели сказать нашим читателям?

    — Через ваше издание я хотел бы обратиться ко всем верным чадам Русской Православной Церкви, проживающим в Корее, с призывом объединиться вокруг своей Церкви и её Предстоятеля, а также выразить свою поддержку Блаженнейшему митрополиту Киевскому Онуфрию и всей канонической Украинской Православной Церкви, которые сегодня переживают непростые времена. Сейчас, когда приходы в Корее только формируются, потребуется ваша активная помощь в созидании новых общин. Призываю на всех вас Божие благословение!

    Источник -pravoslavie.ru

  • 23 ноября 2018 года в Посольстве Российской Федерации в Республике Корея состоялся круглый стол «Русская Православная Церковь и соотечественники: опыт соработничества в Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании», работу которого возглавил председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

    В мероприятии приняли участие члены московской церковной делегации – руководитель Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям архиепископ Венский и Будапештский Антоний, управляющий приходами Московского Патриархата в Юго-Восточной Азии архиепископ Солнечногорский Сергий, секретарь ОВЦС по делам дальнего зарубежья протоиерей Сергий Звонарёв, сотрудник Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям диакон Сергий Калашников, сотрудник ОВЦС Д.И. Петровский и иподиакон председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата В.Ю. Ли.

  • ЖУРНАЛ № 99

    ИМЕЛИ СУЖДЕНИЕ:

    Об архипастырском окормлении приходов Московского Патриархата в странах Юго-Восточной и Восточной Азии.

    ПОСТАНОВИЛИ:

    1. Управляющим приходами Московского Патриархата во Вьетнаме, Индонезии, Камбодже, Лаосе, Малайзии, Сингапуре, Филиппинах, КНДР, Республике Корея назначить Преосвященного епископа Солнечногорского Сергия, с оставлением его в должности руководителя Административного секретариата Московской Патриархии.

    2. Образовать Патриаршее благочиние в составе приходов, находящихся в Королевстве Таиланд, назначив благочинным упомянутых приходов архимандрита Олега (Черепанина), представителя Русской Православной Церкви в Королевстве Таиланд.