Пасха и кулич в Сретенском монастыре, а также экземпляр православного молитвослова, переведенного о. Иосифом на язык урдуОтец Иосиф Фарук, единственный священник Русской Православной Церкви в Пакистане, неустанно трудится над тем, чтобы принести свет Православия живущим на его родине угнетаемым христианам. Он начал этим заниматься ещё до основания православной миссии в честь архангела Михаила в 2011 году. Его путь был очень тяжёлым: нищета, дискриминация в отношении всех христиан в обществе с жесткими мусульманскими законами, оторванность от других православных стран — вот только несколько проблем, с которыми он постоянно сталкивается в своих трудах по приведению своего народа к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Но смирение и усердие его паствы вдохновляет отца Иосифа продолжать свое великое дело в Пакистане.

На Светлую пятницу отец Иосиф посетил Московский Сретенский монастырь и сослужил монастырскому духовенству. У нас была возможность разделить с ним Пасхальную радость и узнать больше о его миссии.

 

— Отец Иосиф, расскажите, пожалуйста, как вы стали православным.

— Я учился на богослова в католической семинарии. В рамках курса по Церковной истории стал изучать Поместные Православные Церкви и прочитал несколько книг о Православной Церкви. Это пробудило во мне живой интерес к Святому Православию, и я начал изучать его более углублённо. Став католическим священником, всё равно продолжал исследовать православную веру, церковную историю и традиции, и так обрёл истину в Православии; подлинный дух Церкви и её традиции привлекли меня. Стал налаживать контакты с Православными Церквами во всём мире.

В 2011 году я вышел на связь с митрополитом Восточноамериканским и Нью-Йоркским Иларионом (Капралом), первоиерархом Русской Церкви Заграницей, и он принял наше прошение. Затем с его благословения мы с моей командой открыли центр по изучению Православия в Пакистане. Так мы начали знакомить жителей Пакистана с православной верой и традициями. И приходящие к нам люди проникаются любовью к ним.

Потом мы снова обратились к митрополиту Илариону, и он направил первого православного миссионера в Пакистан — это был отец Адриан Августус из Австралии. Он приехал и проповедовал Святое Православие в Пакистане. С самого начала он уже крестил и миропомазал 175 человек.

— Это довольно много для начала!

— Да, мы с моей командой знакомили их с православной верой до его приезда, так что они были подготовлены. Это была лишь небольшая группа православных христиан в Пакистане. Наша работа возрастала; каждый день я посещал людей, обучал их в православной вере, и в 2013 году на Шри-Ланке высокопреосвященным митрополитом Илларионом, благодаря усилиям отца Адриана, я был рукоположен в иерея.

— Правда, что отец Адриан — индиец по происхождению?

— Да, это так. Затем мы основали православный приход по благословению владыки Илариона. Приход находится в городе Саргодха и посвящен преподобному Сергию Радонежскому. По милости Божией и по молитвам нашего митрополита миссия официально зарегистрирована правительством как «Миссия Михаила Архангела в Пакистане».

Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com
Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com

Сейчас численность православных увеличивается день ото дня. Сегодня в Пакистане уже 365 православных верующих. Одним из вверенных мне послушаний является работа с детьми. Каждое воскресенье после Божественной литургии мы проводим уроки катехизиса для детей, а также для катехуменов, собирающихся принять Православие.

Мы организовали и просветительские курсы для взрослых, точнее — для молодых христианок, которые не смогли закончить нормальную школу из-за финансовых затруднений, а также из-за культурного и социального давления. Устои в Пакистане достаточно суровые, так что родители не отправляют дочерей учиться в школу. Ещё одна проблема — это бедность. Если и появляются какие-то средства, то их тратят на школьное образование мальчиков, в то время как девочки остаются дома и занимаются домашними делами.

Система образования в Пакистане тоже весьма специфическая. Фактически там две системы образования: одна для более бедных, а другая — для состоятельных. Но бедняки не могут платить за обучение, не в состоянии покупать книги и так далее. Порой люди приходят ко мне и говорят: «Отче, у нас нет денег, чтобы купить школьные учебники». И тогда я пытаюсь им помочь, хотя моя община совсем не богатая.

Итак, мы открыли этот просветительский центр для женщин, и его покровительницей стала блаженная Матрона Московская.

— Что побудило вас выбрать именно эту святую в качестве покровительницы?

— Мы выбрали святую Матрону потому, что она была телесными очами слепа, но Господь просветил её духовным светом, чтобы она в духе могла всё видеть. Святая никогда не ходила в школу, но она получила главное знание — познала Бога.

Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com
Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com

Итак, мы даём этим женщинам социальное образование, учим их церковным молитвам, церковному пению и многим другим вещам. Ещё мы организовали для них программу, посвящённую здоровью и гигиене, чтобы они были более осведомлены по вопросам семейного здоровья. Они живут в очень бедных условиях и нуждаются в базовых указаниях: как делать уборку дома, как поддерживать здоровье детей и обеспечивать их правильным питанием. Наши женщины также страдают от анемии из-за нехватки пищи. Это настоящая проблема — недостаток витаминов и железа в организме. Мы обеспечиваем их лекарствами и витаминами, поскольку беременным женщинам особенно трудно.

— Как часто вы служите литургию?

— Каждое воскресенье и по великим праздникам.

— У вас есть возможность служить всенощную в субботу вечером?

— Людям очень тяжело посещать всенощную, так как им приходится приезжать издалека. Но мы служим утреню с Евангельскими чтениями, так что верующие, живущие неподалёку от приходского дома, могут приходить. В воскресенье мы совершаем таинство Исповеди. То есть прихожане могут исповедаться и причаститься в этот день.

— До перехода в Православие вы сами были католиком. Ходили ли вы в католическую школу?

— Да, сначала учился в католическом пансионе, затем в католической семинарии и стал католическим священником. После перехода в Православие стал православным священником.

— Нам известно, что правительство Пакистана имеет предубеждения против христиан и полностью поддерживает ислам. Имели место многочисленные случаи гонений на христиан. Каков ваш личный опыт общения с соседями-мусульманами? Каково отношение местных жителей к вам как к христианину?

— Люди очень дружелюбны со мной. Я принимал участие в мирных переговорах в Пакистане, представлял Православную Церковь и моего епископа. Православие учит любви и миру — чему учили и наши святые угодники Серафим Саровский, Сергий Радонежский, Матрона Московская. Все светильники нашей Церкви проповедовали любовь и мир, являли собой живой пример Святого Евангелия, сияли людям своим светом. Поэтому я представляю истинный дух Святого Православия, проповедуя мир, гармонию и единство людей в Пакистане.

— Значит, окружающие вас простые мусульмане расположены к вам благожелательно. А как насчет экстремистов?

— Да, экстремисты есть, но это очень маленькая группа. Большинство мусульман — это хорошие люди, а радикалы составляют крошечное меньшинство. Есть хорошо организованная экстремистская группировка «Талибан» и некоторые другие группировки, связанные с ней.

23 года велась война с Кандагаром в Афганистане, о которой русским хорошо известно, и за время войны сформировались джихадистские группировки, воевавшие в Афганистане против советских войск. Таким образом, после окончания войны с Советским Союзом эти джихадисты не были наказаны. И сегодня многие-многие подобные группировки орудуют в Пакистане.

— Значит, среди них были и пакистанские бойцы?

— Именно. Очень многие пакистанцы сотрудничали с «Талибаном».

— Но теперь они прячутся?

— Да, но они — террористы-смертники — приходят и совершают теракты в Пакистане. Все это организуют талибы. Эти теракты направлены против правительства, против христиан… Взрывают даже мечети. Террористы-смертники устраивали нападения везде. Все страдают — как мусульмане, так и христиане.

— Совершенно верно. В конце концов, если бомба взрывается в общественном месте, то жертвами становятся все.

— Это так.

— Пострадал ли кто-нибудь из вашей общины от этих группировок?

— Нет, пока нет.

— Они находятся под покровительством архистратига Михаила.

— Верю, что так оно и есть.

Крестный ход. Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com
Крестный ход. Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com

— Вы упоминали, что сейчас в вашей общине есть верующие, заинтересованные в монашестве.

— Да, уже есть один кандидат. Его зовут Эндрю Юсеф. Он провел 11 лет в католической семинарии, не женат и имеет сильное желание стать православным монахом. Эндрю рассказывал мне, что однажды читал житие преподобного Серафима Саровского и чувствовал, что через житие святой сам разговаривает с ним. Этот человек остался под очень большим впечатлением от житий преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского, а также от жизни старца Фаддея Витовницкого, автора книги «Каковы твои мысли, такова и жизнь твоя».

У нас есть и кандидат в священники. Его зовут Арон Дин, он имеет степень магистра в области «Управление человеческими ресурсами»; женат, его супруга работает медсестрой в больнице. Он очень желает стать священником.

Оба молодых человека помогают мне в алтаре и служат чтецами, по благословению митрополита Илариона. Оба входят в мою пастырскую команду.

У меня на самом деле прекрасная пастырская команда. Она включает мою жену — матушку Софию, а также Николаса Азада, Монику Шазим, Рут Арон, Рут Сэмвел, моего сына Деметриуса и мою дочь Мэри. Вовлечены в работу и пожилые прихожане — Александр, Питер и еще две женщины. Женщины очень и очень активные: одну из них зовут Софрина (ее пакистанское имя — Шеназ), а другую — Седара Биби (в православном крещении — Екатерина).

Божественная Литургия в Саргодхе, Пакистан, фото: archangelmichaelmission.wordpress.com
Божественная Литургия в Саргодхе, Пакистан, фото: archangelmichaelmission.wordpress.com

Наши люди такие кроткие, такие терпеливые. У нас нет церковного здания, мы служим литургию в палатках на великие праздники: Рождество Христово, Светлую Пасху, дни памяти святых Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Матроны Московской, Николая Чудотворца, в день Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. К сожалению, из-за финансовых трудностей я практически не могу помогать нашим прихожанам материально. Но они такие смиренные, такие верные. Мы постоянно молимся, чтобы Господь послал нам щедрых благотворителей. Мы написали прошения о помощи многим людям, чтобы, с помощью Божией и по благословению митрополита Иллариона, мы смогли построить первый русский храм в Пакистане.

— На данный момент, кроме вашего прихода, в Пакистане также действует греческий православный приход, это так?

— Да, эта община купила землю и построила первый греческий православный храм в Пакистане.

— Вы поддерживаете с ними общение?

— Я контактирую с их священником — отцом Джоном Танвиром.

— Хорошо, что у вас есть хотя бы такая поддержка в родной стране. Каким образом вы просвещаете свой народ?

— Я проповедую. Перевел на язык урду «Катехизис Восточной Православной Церкви» святителя Николая Сербского, которого заслуженно называют «новым Златоустом». Еще перевел «Литургию» Иоанна Златоуста и сделал воззвание, в котором прошу о финансовой помощи для того, чтобы их напечатали.

— Люди, которые к вам приходят, в большинстве своем уже являются христианами той или иной деноминации?

— Да. Как мы знаем, спасение возможно именно в Православной Церкви. Я большей частью работаю с протестантами. В Пакистане очень много христианских деноминаций, и я стараюсь их направлять к истинной Церкви, к Православной Церкви. Интересно, что инославные христиане часто приходят на отпевания православных христиан, которые я совершаю. Они видят нашу традицию, и она их привлекает. Они говорят: «Отец, мы тоже хотим больше узнать о Святом Православии!». Когда я совершаю в палатке заупокойные службы по усопшим православным, ко мне приходят их родственники, среди которых бывают католики, протестанты. Они видят, как мы молимся, и у них рождается живой интерес.

Со мной выходят на связь многие люди со всего Пакистана. Каждый день получаю письма, электронные сообщения, телефонные звонки; люди видят нас в «Фейсбуке» и других социальных сетях. И они так счастливы, что в Пакистане действует Православная Церковь. Они приглашают нас к себе и просят рассказывать о Святом Православии. Мне приходится отвечать, что я должен сосредоточивать свое внимание на приходе в Саргодхе и не имею достаточно средств, чтобы ездить в другие места, но прошу их молитв, чтобы такая возможность появилась. К счастью, мне все же удалось съездить в Лахор, Мултан и другие города недалеко от Саргодхи, чтобы проповедовать Православие, и нам удалось организовать там группы. Но проблема заключается в недостатке ресурсов. Нам нужно больше ресурсов, чтобы основать новые приходы в Пакистане.

— И обучать священников для этих общин…

— Да, и чтобы обучать будущих пастырей. Что касается лично меня, мне тоже надо набраться больше опыта, особенно в литургической жизни в России, что я могу увидеть сегодня на литургии в Сретенском монастыре.

— Вы узнавали насчет возможностей дистанционного обучения?

— Да. Два кандидата, о которых я ранее говорил, проходят онлайн-курсы, которые устраивает отец Григорий Джойс в епархии Чикаго (РПЦЗ). Они их закончат в сентябре. Так что они уже обучаются.

— Есть ли у вас женщины, желающие стать монахинями?

— Да, но мы пока не можем найти для них места, где бы они подвизались. Есть три очень молодые христианки (одна из них — с высшим университетским образованием), у которых есть желание поступить в монастырь. Однако сколько бы писем о помощи я ни отправлял, ответа не получаю.

Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com
Фото: Archangelmichaelmission.wordpress.com

Как видите, я единственный служащий в Пакистане священник Русской Православной Церкви.

— Видите ли вы будущее у Православия в Пакистане?

— Да, и вижу великое будущее! Мы начали с маленькой группкой в 170 человек, а теперь нас уже 365. Вижу очень яркие перспективы у этих верующих. Вот почему я, в частности, сейчас здесь, в России — мне хотелось бы найти способ, чтобы эти двое мужчин, желающих стать священниками, получили богословское образование, и чтобы в Пакистане служило гораздо больше православных священников. Также был бы очень счастлив, если бы священники из Пакистана могли трудиться и в других странах в качестве миссионеров.

Это добрый знак, что Православие в Пакистане набирает силу день ото дня. Люди любят эту Церковь, любят традиции.

— Чувствуете ли вы, что пакистанская душа резонирует с Православием?

— Да, абсолютно. Православие зародилось на Востоке, и мы являемся частью Востока. Восточные люди любят глубокие традиции. Я вижу в их глазах любовь и сильную жажду Святого Православия.

Я проводил для наших людей семинар на тему Святого Православия и людей Востока. Рассказал им, что Православие было впервые проповедано именно на Востоке, его родиной является Восток. Затем уже оно распространилось и на Запад.

— И они отозвались на это?

— Да, они отозвались.

— Отец Иосиф, расскажите, пожалуйста, о ваших впечатлениях о России.

— Я видел здесь людей в храмах; посещал Елоховский Богоявленский собор в Москве, Троице-Сергиеву лавру и Сретенский монастырь. Видел настоящее православное богослужение. Люди настолько духовны в молитве, они настолько погружены в нее. Они не смотрят по сторонам, но серьезно участвуют в богослужении. Они молятся молитвой мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». По благословению митрополита Илариона я приехал сюда углубить свой опыт богослужебной жизни, увидеть традиции: как священник перемещается в алтаре, кадит людей, кадит престол; что он делает с просфорами и так далее. Все это я увидел и получаю большую пользу.

Позавчера я наблюдал за совершением богослужения в Богоявленском соборе, а сегодня — в Сретенском монастыре.

— Насколько вы видите потенциальную возможность добрых взаимоотношений между пакистанцами и русскими?

— Да! Особенно отныне. Россия и Пакистан являются добрыми друзьями. Россия проводит в Пакистане военные учения, имеет с Пакистаном военное сотрудничество; многие пакистанцы занимаются бизнесом в России, и наоборот. Поэтому между двумя странами существует взаимное понимание и дружественные отношения.

Я также представляю Русскую Церковь в Пакистане и Святейшего Патриарха Кирилла, потому что принадлежу Русской Православной Церкви Заграницей, у которой полное духовное и каноническое единство с Московским Патриархатом.

Вы видели фотографии наших праздников? Я показываю российский флаг как знак гармонии и единства наших двух стран.

— Навещал ли вас кто-нибудь из России?

— Пока нет. Но я на это надеюсь. В России так много священников, и я бы хотел, чтобы один из них приехал миссионером в Пакистан.

— Не столкнутся ли они там с проблемами? Вы упоминали, что американцев в целом не принимают в этой стране, и белые люди вызывают негативную реакцию…

— Нет, для русских там не будет совершенно никаких проблем. Проблема только с американцами. Народ Пакистана не любит американцев из-за их войны в Афганистане. Но они очень дружелюбны и отзывчивы к русским.

Для миссии Русской Церкви сейчас самое лучшее время. В свое время американцы и британцы проповедовали протестантскую версию христианства в Пакистане, а теперь настала пора русским проповедовать в этой стране Святое Православие. Теперь самое подходящее время. И я молюсь преподобному Сергию и блаженной Матроне, чтобы в Пакистан были отправлены миссионеры! Вы увидите, что Православие станет второй по численности верующих крупнейшей христианской традицией после католицизма.

— Вы хотели бы в завершение сказать что-нибудь нашим читателям?

— Прежде всего, я благодарен Богу, что Он сподобил меня приехать на русскую землю. Для меня это настоящее счастье — посещать святые места, святые обители, прикладываться к мощам святых. Еще вчера я молился у мощей нашего покровителя, преподобного Сергия Радонежского, в Троице-Сергиевой лавре. Когда шел прикладываться к мощам святого Сергия, то специально снял обувь, чтобы показать свою любовь и благоговение. Конечно, его мощи — это величайшая святыня монастыря.

Свято-Троице-Сергиева лавра, рака с мощами прп.Сергия
Свято-Троице-Сергиева лавра, рака с мощами прп. Сергия.

— Значит, вы сняли обувь перед храмом, как Моисей снял обувь у Неопалимой Купины!

— Да, я усердно молился преподобному Сергию, так как знаю, что он великий ходатай пред Богом. На самом деле, каждый день молюсь этому святому, прошу его защищать и спасать нас. Ежедневно молюсь святым Сергию, Матроне Московской, а также архангелу Михаилу. Молюсь так: «О блаженный отец, преподобный Сергий, спасай нас твоими святыми молитвами!». Также прошу заступничества у блаженной Матроны и архистратига Михаила, чтобы по их молитвам наша миссия имела успех. Пожалуйста, пусть знают ваши русские читатели, что мы молимся русским святым, просим их послать миссионеров из России в Пакистан!

— Спасибо большое, отец Иосиф, за вашу беседу. Мы были счастливы видеть вас здесь.

— Благодарю также за заботу о миссии в Пакистане. Да ниспошлет Господь свою помощь и благословение вашей миссионерской команде, вашим коллегам на этом сайте! Христос Воскресе!

Помочь миссии в Пакистане можно здесь.

Для тех, кто имеет возможность и желание сделать пожертвование
для православной общины отца Иосифа Фарука в Пакистане,
он просит воспользоваться данными людей, с которыми он дружит и доверяет
:

Мэйл: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. – Елена Малер
Карта Сбербанка – 5336 6900 8708 1685 ( MasterCard)

Со священником Иосифом Фаруком
беседовала монахиня Корнилия (Рис)
Перевел с английского Дмитрий Лапа

Orthochristian.Com

30 мая 2017 г.

Источник - pravoslavie.ru